Azaia
Фэндом: Noblesse
Персонажи: Франкенштейн, М-21, Тао, упоминаются другие.
Писалось в качестве подарка на ДР подруге.

Вопрос.1.
М-21 давно уловил тенденцию, что после «набега» детей на дом директора постоянно что-то случается. Не обязательно что-то грандиозное и масштабное..Что-то маленькое и незначительное, по-настоящему важное только для тех, кто живёт под крылом Франкенштейна.
Когда оборотень спросил у блондина почему эти дети так часто заставляют его переосмысливать что-то по отношению к окружающему его миру и самому себе, что он считал правильным и безусловно верным, то учёный только загадочно улыбнулся и сказал, что рано или поздно он поймёт. М-21 понял, довольно быстро.
Обычной жизни в доме Франкенштейна не знал никто. Ну и куда им….Куда ему Высшему созданию, которое практически вечность провело в одиночестве. Далее безумный учёный, который в силу своей гениальности не знал, да и не хотел знать нормальной человеческой жизни. Куда им, молодым благородным…Они воспитывались с целью стать достойными главами своих кланов, оберегать людей и самое главное их обучали послушанию. Про модифицированных и так всё понятно, какая может быть обычная жизнь, если они не помнят себя ДО организации, а помнят только лабораторию, кровь и убийства..А и у них даже имена не настоящие. Про оборотня и говорить не приходится, у него даже такого имени нет, только циничный номер, словно он не живое существо, а кусок мяса.
А эти дети…они были живые. Они знали лишь тот мир, что был вокруг них: живой, яркий и динамичный.
-Аджосси! Ты когда-нибудь влюблялся? – Ик-Хан застенчиво потёр нос рукой. Сегодня у них был день вопросов и ответов. Отвечать обязаны все на любой, даже на самый компрометирующий вопрос. Естественно на все вопросы детей модифицированные и ноблесс не могли ответить, но они старались отвечать на многое предельно честно и искренне.
-Я..Я не знаю.. – М-21 нахмурился. Он действительно не помнил, он вообще не помнил, что это за чувство. Голова отзывалась на попытки уловить и вспомнить хотя бы отголоски подобного чувства острой болью. Оборотень встал, извинился и пошёл в лабораторию: сердце стало биться тяжелее.
-Что-то случилось? – несколько обеспокоенно спросил Франкенштейн, внимательно «сканируя» подопечного взглядом.
-Сердце сильно бьётся и голова разболелась. – М-21 привычно сел на кушетку, устало потирая виски.
Учёный какое-то время ничего не говорил, только молча наблюдал. Он знал что, а точнее кто довёл оборотня до подобного состояния. Дети, они всегда заставляют М-21 рыться в том, чего нет. Его воспоминания прочно заблокированы. Вместо них он видит только чистый лист. Нынешнего модифицированного тогда не существовало. Это уже не его воспоминания, но этот парень всё никак не может это понять.
При попытках взломать прочный «замок» на своих воспоминаниях М-21 всегда чувствует себя плохо, «охранная система» слишком тяжёлая и запутанная. Он просто так не может сквозь неё пробиться.
-Ложись и рассказывай. – парень сразу же исполняет приказ Франкенштейна. Блондин присаживается рядом с «пациентом» на кушетку.
-Ик-Хан спросил, влюблялся ли я когда-нибудь. – М-21 закрыл глаза и попробовал максимально расслабиться, чтобы боль прошла и сердце успокоилось.
-И что же ты ему ответил? – Франкенштейн отмечает, что когда оборотень полностью расслаблен, то черты его лица смягчаются и до него очень хочется дотронуться. Аккуратно провести по скуле, очертить безобразный шрам, рассекающий губы, легко провести по векам, смахнуть отросшие пряди со лба.
-Что я не знаю. Я на самом деле не знаю. Я просто не помню, что это за чувство. Как себя ощущаешь. Я не могу вспомнить… - голос остаётся холодным, но блондин уже довольно хорошо знает М-21 для того, чтобы расслышать в его голосе нотки отчаяния.
-Это не проблема. Это чувство не обязательно вспоминать. – Франкенштейн слегка улыбнулся и позволил себе маленькую вольность: нежно погладил щёку оборотня ладонью. Серебристые глаза модифицированного поражённо распахнулись. Невысказанный вопрос повис в воздухе.
-Вспоминать не обязательно… - блондин поднялся с кушетки и пошёл к выходу из лаборатории, в дверях он обернулся и нежно улыбнулся. – Его нужно всего лишь почувствовать.
М-21 моргнул. И ещё раз. Просто заново почувствовать?
-И не засиживайся там! Ужин через 10 минут! – раздался уже из-за двери голос Франкенштейна.
-Хорошо. «Я постараюсь почувствовать снова».

Вопрос.2.
-М-21, ты любишь детей? – неожиданный вопрос от внезапного Тао. В принципе ничего удивительного, вот только сейчас все уставились на оборотня в ожидании ответа.
Модифицированный кротко кивнул. Это показалось ему оптимальным ответом. Сказать «нет» он не мог, всё-таки сложно не привыкнуть и не полюбить этих шумных, маленьких и жизнерадостных существ. А сказать «да» означало накликать на себя беду. Потому что Тао никогда ничего не спрашивает просто так.
-ТЫ бы хотел себе ребёнка? – ещё один неожиданный вопрос, который на какое-то время загнал М-21 в тупик. Нет, дети – это однозначно хорошо. Дать кому-то жизнь и вырастить из маленького существа достойного человека – величайшее счастье. Но какой из него отец? Он же модифицированный, кто знает, что может родиться от союза обычного и модифицированного людей. Изменённые хромосомы… С таким не играются. «-Хотя-, взгляд М-21 зацепился за удивительно сосредоточенного Франкенштейна, -играются».
-Нет. Из меня вышел бы плохой отец. – твёрдо ответил оборотень, хотя ему показалось, что его голос предательски дрогнул на последнем слове. Хм, видимо не показалось, вон как на него все уставились, как на Восьмое Чудо Света.
-Ну ты представь! Топот маленьких ножек, первые слова, беззубая улыбка.. – Тао начал загибать пальцы, внимательно наблюдая за реакцией М-21. Оборотень сидел с беспристрастным выражением лица, и только по лихорадочно блестящим глазам можно было догадаться, что слова хакера подняли в нём бурю эмоций.
-Я буду плохим отцом. – модифицированный подозрительно покосился на донельзя довольного Тао. Нехорошее предчувствие закралось в душу М-21, но понять в чём дело было сложно.
-Да отцом то и не надо. – протянул Франкенштейн, который до этого момента молчал. Теперь оборотень был точно уверен, что этот разговор приведёт к грандиозным последствиям.

-Представляю, босс, какой монстрик у вас получится! Папа – гениальный учёный, мама – тролль, каких только поискать.. Да ребёнок будет сущим дьяволом! – Тао припрыгивал вокруг Франкенштейна, который сидел с довольным видом над созданным препаратом.
-Это будет мой самый лучший и любимый эксперимент. – нежно улыбаясь, учёный любовно погладил пробирку. – Правда М-21 возможно будет больно..Надо создать обезболивающее..
-А если эксперимент не удастся, то ничего страшного. Во-первых, М-21 быстро регенерирует, во-вторых, можно будет попробовать ещё, в-третьих… - Тао щебетал и дальше, но Франкенштейн уже не слушал. Хакер натолкнул его на мысль, что действительно, эксперимент может быть неудачным. Нужно протестировать полученное вещество на другом объекте..Блондин стал задумчиво рассматривать Тао.
-Такео любит детей? – хакер не обратил внимания на странный блеск в глазах учёного и радостно кивнул. Ему казалось забавным, что серьёзный и холодный М-21 возможно скоро станет мамочкой.
-Замечательно, тогда я дам это М-21 только после того, как это выпьешь ты и опробуешь вместе с Такео. Считай это вашим новым лабораторным исследованием. – Франкенштейн воодушевлённо всунул в руки ошеломлённого Тао скляночку и пританцовывая отправился к М-21, надо же постепенно подготавливать его к мысли о скором родительстве.
-Чтобы я ещё раз полез помогать строить чужое семейное счастье..Да ни в жизнь! – хотелось смачно сплюнуть на пол, но страх перед скоропостижной смертью его остановил. Не хотелось умирать от руки злого Франкенштейна из-за грязи.
Тяжко вздохнув, Тао сделал глоток….

@темы: Тао, М-21, Франкенштейн/М-21, Франкенштейн, Noblesse, моё